Кидалово по Черновецки

Кидалово по ЧерновецкиДокументальная повесть с прологом и эпилогом о семейной жизни и «Правекс-банке»

На прошлой неделе ко мне позвонила теща и сообщила, что она «попала на деньги». Классический зять на моем месте сделал бы классический жест и сказал бы классическое «Yes!», однако у меня с тещей другие отношения. Как выяснилось, «кинули» ее не где-то в темной подворотне, а в весьма респектабельном салоне мобильной связи «Алло», и не какие-нибудь проходимцы, а должностные лица совершенно легального «Правекс-банка»

Учитывая, что попасть в столь неприятную ситуацию может любая украинская теща, я посчитал своим долгом рассказать всем об этом, по всей видимости, весьма распространенном виде мошенничества.

Итак, в одно не совсем прекрасное июльское утро моя любимая и единственная теща неожиданно потеряла свой сотовый телефон. День предстоял напряженный, и без связи оставаться было никак невозможно. Выход подсказала реклама магазина мобильной связи – о том, что в нем можно приобрести телефон в кредит без первого взноса.

Предложенные условия были вполне приемлемы: в обмен на копию паспорта и подписи в документах, представители банка предложили кредит под 36% годовых без первого взноса и с возможностью досрочного погашения. Учитывая, что рассчитаться по кредиту теща рассчитывала месяца за три, дополнительные затраты обещали быть совсем необременительными. В связи с этим она решила заодно сделать подарок в виде простенького мобильника своему коллеге. Наскоро просмотрев и подписав напечатанные микроскопическим текстом бумаги, она получила два телефона общей стоимостью 1557 гривень. Купив новый стартовый пакет, она помчалась по своим делам: день, напомню, был напряженным.

Ничто не предвещало подвоха: на второй странице была надпись крупными буквами о том, что она «ознакомлена со всеми сборами, процентами, тарифами, комиссиями или другими элементами стоимости кредита», заверенная подписью представителя банка. Так что бояться было нечего, а вчитываться в остальной текст не было ни желания, ни особой возможности: на один погонный сантиметр договора приходится 5 (пять) строчек текста.

В течение последующих трех месяцев теща время от времени платила в кассу по нескольку сотен гривен, возвращая долг с существенным опережением графика. Когда, по ее подсчетам, подошло время окончательного расчета, она посетила отделение банка, где ей вежливо пояснили, что по кредитному договору ей еще платить и платить.

Придя домой и вооружившись увеличительным стеклом, она с удивлением узнала, что одалживала у банка 1557 гривень, а должна уже 2133 грн. 09 коп. Причем это не проценты - они учитываются отдельно. Кроме того, и договор залога был заключен на аналогичную сумму.

Куда делась разница? Ответ, как подсказало увеличительное стекло, содержится в п. 2.1.3. Договора. Оказывается, эти деньги моя теща уплатила банку за расчетное обслуживание по своему кредиту. Судя по тексту статьи, оплата суммы 576 грн. 09 коп. произошла еще до подписания договора. Так как денег с собой у Елены не было, эту сумму банк ей вежливо одолжил.

Другими словами, «Правекс-банк» переложил 576 с лишним гривень из одного своего кармана в другой и сказал: «Все, теперь ты должна». Естественно, дальнейшее погашение кредита и начисление процентов происходило с учетом этой суммы – а это, на минуточку, 36% от выданной суммы. Причем независимо от срока погашения.

На фоне такого удорожания, которое само по себе обеспечивает рентабельность кредита на уровне 80% годовых, остальное представляется сущими пустяками. Например, при помощи увеличительного стекла Елена узнала, что она заложила банку не только свежекупленные телефоны, но и домашнюю мебель, на общую сумму 4266 грн. 18 коп.

По моим подсчетам, реальная доходность кредита сроком на год, выданного на таких условиях, превышает 100% годовых. При досрочном погашении – еще больше.

Я глубоко уважаю свою тещу: она – человек честный и глубоко порядочный и прислала мне документы по кредиту после того, как полностью расплатилась с банком.

Признаюсь, мне импонирует жизненная позиция тещи. Однако я – романтик, и разделяю точку зрения, что каждый гражданин имеет полное право быть «лохом». А государство обязано следить за тем, чтобы мошенники (в том числе с официальными банковскими лицензиями) не могли этим воспользоваться. И что характерно: государство, в лице Нацбанка, видит ситуацию примерно также.

25 мая 2007 года НБУ зарегистрировал в Минюсте Постановление №№ 168, которое как раз и должно стать намордником для подобных «Правекс-лохотронов». Однако, как я вижу, господин Черновецкий, фигурально выражаясь, ложил на это Постановление свои банковские проценты вместе со своим большим прибором для определения подлинности валют. Составители договора кредитования, который неосмотрительно подписала моя теща, если видели это Постановление, то разве что «в гробу в белых тапках». Они ухитрились нарушить абсолютно все пункты третьей его части, которая регулирует потребительское кредитование:

- Ага, они прямо разогнались давать детальную раскладку по всем платежам, включая «кассовое» и «расчетное обслуживание».

- Ага, прямо все бросили и указали прямо в договоре помесячный график платежей не только по возврату кредита, но и по процентам и комиссиям.

- Ага, они прямо уже посчитали совокупную стоимость кредита и прямым текстом написали в договоре: «в соответствии с настоящим Договором, мы обуваем нашего дорогого клиента в общей сложности на 107% годовых».

- Ага, они прямо обосновали, на каком основании они взяли «за расчетное обслуживание» 36% и почему именно столько.

- Ага, они прямо такие дураки, что не оставили себе возможности в одностороннем порядке изменять процентную ставку – через привязку кредита к «расчетному курсу доллара по потребительскому кредитованию». Согласно п. 4.5. Договора, курс этого специального доллара устанавливает Главный банк АКБ «Правекс-Банк», и я не удивлюсь, если его величина проявляет чудеса гибкости.

И, наконец – да, они прямо такие идиоты, что уже извинились и вернули незаконно полученные 579 грн. 09 коп., приговаривая: «Ой, простите, это было случайно и слегка противоречило п. 3.6 Постановления НБУ N№168 от 10.05.2007».

Друзья и знакомые спрашивают, буду ли я представлять интересы своей тещи в суде. Думаю, вряд ли. Как я говорил, моя теща не жаждет крови. Более того, она считает, что случившееся станет для нее серьезным и, главное, относительно недорогим уроком на будущее.

Поэтому в суд пошел Черновецкий. «Правэкс-банк» просит суд отменить постановление Национального банка №168, обязывающее банки предоставлять полную и объективную информацию о ставках по кредитам.

Вся история основана на реальных событиях.

За время ее написания ни один сотрудник и владелец банка не пострадал. Еще. Пока что.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Разрешенные к использованию HTML тэги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA
Это тест на "человечность".
Image CAPTCHA
Напишите то, что вы видите на картинке (учитывая регистр):